Нейромониторинг при операции на позвоночнике

Техника операции на позвоночнике при болезни Шейерманна

Нейромониторинг при операции на позвоночнике

а) Оборудование и инструменты для операции на позвоночнике при болезни Шейерманна: – Рентгенпрозрачный операционный стол. – Система интраоперационной визуализации (флюороскопия или навигация). – Налобный источник света. – Система ретракторов. – Источник костного пластического материала.

– Задний позвоночный фиксатор (импланты), продольные стержни, педикулярные винты и субляминарные, педикулярные и поперечные крючки (то или другое или третье). – Проволока для субляминарных швов (опционально). – Поперечные коннекторы. – Кусачки Керрисона размером от 1 до 4 мм. – Силовой инструмент. – Кусачки Лекселла.

– Система дренирования раны Hemovac. – Приставка к операционному столу Джексона. – Система нейромониторинга функции спинного мозга с возможностью регистрации соматосенсорных (СС-ВП) и моторных (МВП) вызванных потенциалов и мониторинга функции сфинктеров.

– Система для аутогемотрансфузий Селл-сейвер (Haemonetics, Braintree, МА).

б) Укладка пациента. Пациента укладывают в положение на животе на операционный стол Джексона. В наиболее тяжелых случаях для безопасной укладки пациента возможно понадобятся дополнительные подушки. Может быть эффективно использование мобильного операционного стола, который позволит выполнить репозицию непосредственно во время операции.

Укладка пациента с несколько приподнятым головным концом позволит уменьшить вероятность развития отека мягких тканей лица, периорбитальных областей и шеи. Кроме того, такая укладка позволит увеличить обзор верхнегрудного отдела позвоночника.

Операция обычно выполняется под эндотрахеальным наркозом. Верхние конечности пациента фиксируются вдоль тела, плечи фиксируют к операционному столу бинтами, обеспечивая возможность интраоперационного рентгенологического контроля шейно-грудного перехода.

Особенно это необходимо, если во время операции используется навигация.

Верхние конечности пациента можно также отвести в стороны, но не более, чем на 90°, при этом под локтевые суставы необходимо уложить мягкие подушки и обеспечить надежную опору для плечевых суставов.

Если пользоваться навигацией не планируется, то к подобной укладке пациента следует подходить осторожно, поскольку она сопряжена с риском развития плексопатии плечевого сплетения, функцию стволов плечевого сплетения по ходу операции можно отслеживать посредством системы нейромониторинга.

Вся поверхность спины пациента — от линии роста волос сверху до ягодиц снизу и до среднеподмышечных линий с обеих сторон обрабатывается и отграничивается стерильным бельем.

в) Расположение доступа. Выполняется срединный доступ протяженностью от остистого отростка С7 до верхнепоясничного отдела позвоночника. При тяжелых кифотических деформациях грудного отдела позвоночника доступ может быть продлен в краниальном направлении для стабилизации в т.ч. и шейного отдела позвоночника.

Подкожно по ходу доступа для уменьшения кровоточивости ткани можно инфильтрировать раствором местного анестетика с адреналином. При этом следует помнить, что токсическая доза амидных анестетиков без эпинефрина составляет 3 мг/кг, превышать ее не следует.

Проксимальная часть конструкции состоит из крючков, фиксируемых к поперечным отросткам позвонков (стрелка, направленная вверх), мобилизация тканей в этой части доступа должна быть ограниченной,

чтобы сохранить целостность срединных стабилизирующих структур позвоночника (стрелка, направленная вниз).

г) Разрез и мобилизация мягких тканей. По рассечении подкожной клетчатки выполняется тщательный гемостаз. Глубокая фасция рассекается по ходу доступа вдоль точек прикрепления ее к остистым отросткам позвонков на уровне вершины деформации.

Во избежание формирования в послеоперационном периоде кифотической деформации смежных сегментов проксимальней уровня спондилодеза в краниальной части доступа необходимо соблюдать осторожность во избежание повреждения надостистого и межостистого связочного комплекса.

д) Доступ к позвоночнику. С помощью элеватора Кобба и электроножа паравертебральные мышцы отделяются от позвоночника, мобилизуются до наружных границ поперечных отростков и удерживаются в этом положении с помощью самофиксирующихся ретракторов.

Для окончательной локализации необходимых уровней пользуются рентгенпозитивным маркером. В качестве таких маркеров можно использовать иглу, которая вводится в остистый отросток позвонка, цапку, фиксируемую также к остистому отростку, элеватор Вудсона, который заводится под пластинку дуги, или костную ложку, которая вводится в корень дуги.

С помощью таких маркеров и интраоперационной флюороскопии, рентгенографии в боковой проекции или КТ локализуется требуемый уровень вмешательства.

Здесь необходимо отметить, что при тяжелых деформациях локализация требуемого уровня посредством рентгенографии в боковой проекции может оказаться невозможной,— в подобных случаях, и особенно на уровне верхнегрудного отдела позвоночника, с этой целью можно использовать рентгенографию в прямой проекции.

Схематичный вид кифотически деформированного позвоночника.

е) Установка ретракторов. Для предотвращения избыточной кровоточивости мобилизовать паравертебральные мышцы следует, начиная строго от срединной линии.

В наиболее проксимальный и дистальный участки раны устанавливают самофиксирующиеся ретракторы, с помощью которых мобилизованные паравертебральные мышцы разводятся в стороны и удерживаются в этом положении.

Обычно с этой целью необходимо четыре ретрактора: два коротких изогнутых в углах операционной раны и два длинных прямых ретрактора, которые устанавливаются на уровне краев коротких ретракторов. Ретракторы должны удерживать паравертебральные мышцы, обеспечивая максимальную визуализацию наиболее латеральных участков операционной раны.

Протяженность доступа в краниальном направлении во избежание избыточной травматизации мягких тканей и формирования условий для развития кифотической деформации смежных сегментов необходимо ограничить.

Капсула дутоотростчатых суставов полностью удаляется с помощью костных ложек или электроножа, после тем или иным способом резецируют и сами дугоотростчатые суставы. Если с этой целью используются остеотомы, они должны быть очень острыми, для более контролируемой резекции лучше пользоваться высокоскоростным бором.

Также резецируются остистые отростки. Вся полученная в ходе резекции кость используется в последующем для пластики. Начиная от срединной линии и следуя в направлении дутоотростчатых суставов кусачками Керрисона резецируют желтые связки.

Этими же кусачками резецируют оставшиеся отделы дугоотростчатых суставов, на каждом из уровней резекцию продолжают до межпозвонковых отверстий. При наличии показаний междужковые промежутки расширяют в краниальном и каудальном направлении.

ж) Стабилизация. Стабилизирующие конструкции используются как при выполнении необходимых манипуляций для восстановления оси позвоночника в сагиттальной плоскости, так и для укорочения задней колонны позвоночного столба.

Стабилизирующая конструкция должна продолжаться от Т2 или Т3 позвонков до первого лордотического диска грудопоясничного перехода, что определяется по предоперационным рентгенограммам в боковой проекции в положении стоя, обычно это L1 или L2 позвонок.

С тем, чтобы ограничить мобилизацию тканей на проксимальных уровнях и для предотвращения развития кифотической деформации смежных сегментов, можно подумать об использовании здесь крючков, фиксирующих поперечные отростки. По этой же причине не следует на уровне наиболее краниальных сегментов использовать супраляминарные крючки.

Предпочтительным же методом стабилизации является использование педикулярных винтов, три наиболее краниальных и каудальных сегмента с обеих сторон следует фиксировать именно ими.

Следующим этапом вводятся винты в позвонки на вершине деформации, эти позвонки можно отклонять в ту или иную сторону для увеличения их обзора и адекватной подготовки костного ложа для последующей пластики.

з) Коррекция. С целью коррекции используются стержни подходящей длины, которые можно использовать в ходе коррекции как рычаги. Эти стержни также должны быть достаточно жесткими, чтобы они могли удержать достигнутую коррекцию и не деформироваться под нагрузкой.

В качестве таких стержней подходят стержни диаметром 6,5 мм из нержавеющей стали или кобальтхромового сплава. Длина стержня оценивается по протяженности будущей конструкции минус примерно 2 см на укорочение задней колонны.

Сначала стержни устанавливаются в краниальные винты и после посегментарной компрессии по очереди фиксируются в каждом из педикулярных винтов (рис.

57-7), для последующей репозиции стержни используют как рычаги, погружая их в головки винтов, также посегментарно добиваясь компрессии на уровне каждого сегмента, фиксируют стержни к каудальным винтам. По завершении установки стержней и коррекции кифоза стержни фиксируют окончательно. Далее можно установить поперечные коннекторы, однако их использование увеличивает риск несращения.

До коррекции, во время и сразу после необходимо оценить показатели нейромониторинга ССВП и МВП, изменения которых могут служить признаком сдавления спинного мозга.

Увеличение времени ответа МВП или ССВП более, чем на 10%, или снижение их амплитуды более, чем на 50%, является показанием к прекращению всех репозиционных маневров и немедленному проведению теста с пробуждением пациента.

Если тест с пробуждением не помогает оценить ситуацию или показатели нейромониторинга не меняются, конструкции необходимо удалить. Если неврологический дефицит развивается после операции, то необходимо в экстренном порядке выполнить МРТ и решить вопрос об удалении металлоконструкций.

и) Костная пластика. Расширенные спондилотомии уже сами по себе создают хорошие с биологической точки зрения условия для формирования здесь костного блока даже без дополнительной костной пластики.

Тем не менее дополнительно может быть выполнена костная пластика, для чего используется костная крошка из аллокости, смешанная в миксере с полученной в ходе резекции костных элементов позвонков местной аутокости.

Также, при необходимости, костный материал может быть взят из гребня подвздошной кости через отдельный доступ.

к) Закрытие операционной раны.

Если проведение нейрофизиологического мониторинга по тем или иным причинам невозможно или если по ходу операции регистрируются изменения его показателей, то перед завершением операции рекомендуется проведение теста с пробуждением.

Глубокая фасция должна быть ушита герметично. Субфасциально оставляется 6,5 мм дренаж Hemovac, подкожная клетчатка дренируется дренажем Джексона-Пратта № 7, после чего ушивается она и затем кожа.

л) Послеоперационное ведение. Наружная иммобилизация не является обязательной и не должна рассматриваться как дополнительный метод фиксации при недостаточной стабильности внутреннего фиксатора. Гиперэкстензионный корсет может использоваться в качестве дополнительного средства контроля болевого синдрома, если это необходимо.

Активизируют пациентов на 1-2 сутки после операции. В течение первых трех месяцев пациентам разрешается свободно двигаться, подъем тяжести ограничивается 4,5 кг, не разрешается заниматься деятельностью, связанной с удержанием рук над головой, нагибаться вперед и скручивать корпус.

По истечении трех месяцев начинается постепенно увеличивающаяся аэробная нагрузка, включающая бег, плавание и езду на велосипеде, однако необходимо исключить занятия контактными и высокоинтенсивными видами спорта.

Формирование полноценного костного блока продолжается по крайней мере в течение года после операции, только по истечении этого периода разрешается вернуться к занятиям полноконтактными видами спорта.

Спондилотомии Понте.Спондилотомии на уровне деформации со стабилизацией этих и выше- и нижележащих уровней. Спондилотомии после введения в позвонки педикулярных винтов.Многоуровневые изолированные задние спондилотомии с полной резекцией верхних и нижних суставных отростков,

резекцией желтой связки и каудальной ляминэктомией.

а – Начальный этап установки стержня с компрессией на уровне краниальных сегментов.
б – Окончательная фиксация стержня с компрессией каудальных сегментов и коррекцией деформации.
18-летний молодой человек обратился за медицинской помощью с жалобами на выраженный болевой синдром в спине.
После операции можно отметить улучшение осанки в состоянии покоя и сагиттальной оси позвоночника.
Рентгенограммы этого же пациента до и после операции.

– Также рекомендуем “Осложнения операции на позвоночнике при болезни Шейерманна”

Оглавление темы “Операция при болезни Шейерманна.”:

Источник: https://meduniver.com/Medical/neiroxirurgia/texnika_operacii_pri_bolezni_sheiermanna.html

Нейрофизиологический мониторинг – Центр патологии позвоночника

Нейромониторинг при операции на позвоночнике

Во время проведения операций возникает риск повреждения некоторых структур нервной системы. Для того, чтобы снизить эту опасность, в последнее время активно разрабатываются различные методы мониторинга. Цель непрерывного мониторинга нейрофизиологических параметров пациента — контроль целостности центральной и периферической нервной системы во время проведения оперативных вмешательств.

Нейрофизиологический мониторинг используется в следующих областях:

  • Нейрохирургия;
  • Вертебрология;
  • Травматология;
  • Спинальная хирургия;
  • Сердечно-сосудистая, челюстно-лицевая, пластическая, эндокринная и ЛОР-хирургия.

Система Нейро-ИОМ

В нашем центре патологии позвоночника доктора А.Н. Бакланова мониторинг во время операции осуществляется на современном высококачественном оборудовании.

Нейро-ИОМ – это 16-канальная модульная система для интраоперационного мониторинга.

Эта система состоит из 16 каналов для регистрации сигналов, 12 различных стимуляторов, обладает возможностью гибкой настройки под любые нужды мониторинга.

Система создана с учетом чрезвычайно сложных требований к эксплуатации в операционной: высокая помехозащищенность, 5-метровые экранированные кабели, позволяющие вынести станцию мониторинга за пределы зоны работы хирургической бригады.

«Нейро-ИОМ» состоит из электронного блока со встроенными усилителями и стимуляторами, нескольких выносных блоков с 5-метровыми соединяющими кабелями для подключения электродов к пациенту, компьютера, набора специальных электродов и программного обеспечения.

16-канальный усилитель — основа системы. Он позволяет регистрировать ЭЭГ, ЭМГ, ВП и другие модальности мониторинга с профессиональным качеством.

Транскраниальный электрический стимулятор (ТЭС) предназначен для стимуляции моторных зон головного мозга с целью регистрации моторных вызванных потенциалов с мышц рук и ног. Данные потенциалы позволяют мониторировать сохранность моторных проводящих путей.

Низкотоковый стимулятор для прямой стимуляции нервов. При помощи специального зонда (электрода) хирург может стимулировать нервы, находящиеся в хирургическом поле. При этом на зонд подается небольшой электрический ток. При стимуляции нерва зондом система регистрирует полученный от мышцы ответ. Таким образом, специалист имеет прямую обратную связь относительно расположения нерва.

8-канальный электрический стимулятор. Позволяет стимулировать одновременно или в любой последовательности восемь нервов для получения соматосенсорных вызванных потенциалов.

Разъем USB для связи с компьютером.  Вся система управляется от компьютера. Для ее подключения используется интерфейс USB. Регистрируемые сигналы отображаются на экране компьютера.

Выносные блоки для подключения отводящих электродов

Система оснащена двумя выносными блоками с 5-метровыми кабелями для подключения отводящих электродов.

Выносной блок коммутатора транскраниального стимулятора

Во время мониторинга нередко нужно изменять точку стимуляции, например, стимулировать отдельно правую или левую сторону, зону рук или ног. Для этой цели в систему встроен специальный коммутатор. Он имеет 4 пары выходов для подключения стимулирующих электродов.

Выносной блок низкотокового стимулятора нервов

Специальный выносной блок с 5-метровым кабелем предназначен для подключения электродов для прямой стимуляции нервов. Можно использовать различные электроды: концентрические, монополярные, биполярные, в форме крючка и т. д.

Выносные блоки 8-канального электрического стимулятора

Каждый блок имеет 4 пары выходов для подключения стимулирующих электродов. Выходы могут работать одновременно. Чаще всего электроды, наложенные на верхние конечности, подсоединяются к одному выносному блоку, а электроды, наложенные на нижние конечности, — к другому.

Блок детектора работы электрокоагулятора

Электрохирургическое оборудование нередко вызывает помехи на записи электрофизиологических сигналов. При помощи детектора работы электрокоагулятора система всегда «знает» о включении электрохирургического оборудования, что позволяет избежать ложных тревог.

Блок аудиовидеостимулятора

Внешний блок аудиовидеостимулятора с интерфейсом USB позволяет добавить к арсеналу модальностей мониторинга слуховые и зрительные вызванные потенциалы (СВП и ЗВП). В качестве стимуляторов используются специальные очки и внутриушные телефоны.

Программа «Нейро-ИОМ.NET»

Для начала мониторинга вводятся данные пациента, и выбирается один из шаблонов тестов. Комплекс поставляется с набором шаблонов, заранее созданных для различных типов операций. Во время операции на экран выводятся видеоизображения с двух видеокамер.

Понедельник – Пятница10:00 – 18:00
Суббота – ВоскресеньеВыходной

Источник: https://backlanov.ru/neyrofiziologicheskiy-monitoring/

Нейрофизиологический мониторинг – что это такое и как проводится

Нейромониторинг при операции на позвоночнике

Интраоперационный мониторинг облегчает послеоперационную реабилитацию.В клинике МЦ «МИРТ» начали использование нейрофизиологического мониторинга при проведении нейрохирургических и вертебрологических операций.

Задача интраоперационного нейрофизиологического мониторинга – не допустить или снизить риск повреждения нервных структур при различных оперативных вмешательствах. Это не только нейрохирургические операции на спинном мозге, позвоночнике и периферических нервах, но и операции на сосудах (сонные артерии, аорта и др.

), при которых есть риск развития ишемии головного или спинного мозга. Нейрофизиологический мониторинг помогает определить безопасный объем удаления пораженной ткани, не вызывая при этом нового, дополнительного неврологического дефицита.

Процедура мониторинга, выбор структур, которые необходимо обезопасить, зависит от области, где производится операция. Современные приборы интраоперационного нейрофизиологического мониторинга – это мощные, мультимодальные (ЭЭГ, ВП, ЭМГ, транскраниальная электрическая стимуляция) многоканальные (не менее 32) системы.

Залогом успешного мониторинга является тесное взаимодействие и командная работа нейрохирурга, анестезиолога и нейрофизиолога.

Компания НЕЙРОСОФТ запустила систему интраоперационного нейрофизиологического мониторинга (нейро -ИОМ). В основе используется аппарат, контролирующий целостность как отдельных нервов, так и всего спинного мозга в процессе проведения операций на позвоночнике.

Также он может применяться во время проведения хирургических вмешательств на головном мозге и на сосудах, располагающихся в области головы и шеи.

Технологии интраоперационного нейрофизиологического мониторинга включены в мировые стандарты проведения оперативных вмешательств с риском затрагивания нервных структур.

В частности речь идёт о хирургическом лечении заболеваний щитовидной и паращитовидной желез, резекции невриномы слухового нерва. Методика широко используется в вертебрологии при проведении операций на позвоночнике, а также при оперативных вмешательствах на основании черепа.

Нейрофизиологический мониторинг снижает частоту послеоперационных осложнений и сокращает срок реабилитации пациента после операции.

Специалисты компании НЕЙРОСОФТ оказывают клиническую и техническую поддержку на всех этапах эксплуатации, что облегчает процесс адаптации к новому оборудованию.

Интраоперационный нейрофизиологический мониторинг (НЕЙРО- ИОМ) применяется при хирургических вмешательствах в ходе которых могут быть затронуты нервы и нервные структуры, в настоящее время становится мировым стандартом.

Использование ИОНМ при тироидэктомии, паротидэктомии, резекции невриномы слухового нерва, операциях на позвоночнике, основании черепа и прочих позволяет добиться существенного сокращения частоты послеоперационных осложнений, времени восстановления и на реабилитацию.

До недавнего времени нейрофизиологический мониторинг считался необходимым только для проведения редких и сложных операций, то на сегодняшний день интраоперационный контроль целостности нервных проводящих путей все шире внедрятся в ежедневную практику, так как снижение риска ятрогенных неврологических осложнений становится одной из ключевых задач в условиях постоянно увеличивающегося количества проводимых оперативных вмешательств.

Важным этапом развития интраоперационной нейрофизиологии в РФ стало присвоение ей статуса «обязательного условия» выполнения высокотехнологичных хирургических вмешательств в группе нейрохирургических и спинальных операций.

Для практического нейрохирурга в первую очередь важны:

Интуитивный интерфейс с легко трактуемыми сообщениями

Минимальное время на подготовку до операции и минимум настроек в процессе

Возможность управлять системой из стерильной зоны

Возможность мониторинга одновременно с моно- и биполярной коагуляцией

Наличие инструментов и опций для проведения нейрофизиологический мониторинга при всех основных видах операций

Решение, отвечающее всем самым жестким критериям – система нейрофизиологический мониторинга НЕЙРОСОФТ.

Нейрофизиологический мониторинг необходим во время проведения операций, требующих уточнения (локализации) динамического контроля ствола головного мозга, спинного мозга, нервных корешков, периферических нервов, мониторинга множества самых различных операционных параметров.

Клиника нейрохирургии имеет в своем распоряжении специальный хирургический микроскоп последнего поколения. Это позволяет визуализировать на операционных мониторах весь процесс проведения операции, а также поэтапно показывать хирургу в мельчайших деталях каждый шаг оперативного вмешательства. Операционный нейрофизиологический мониторинг позволил открыть новые возможности нейрохирургии.

В этом случае хирург имеет возможность вовремя изменить стратегию операции и предотвратить или оперативно исправить возможные нарушения функции спинного мозга или нерва.

Основные достоинства использования операционного нейрофизиологический мониторинга:

Сводится к минимуму неврологический и нейропсихический ущерб от операции

Расширяется спектр заболеваний, ранее считавшихся неоперабельными

Документально подтверждаются новые методы успешного оперирования и положительные результаты

  • Интероперационный нейрофизиологический мониторинг – 5 500 руб.

Источник: https://mirt-med.ru/departments/otdelenie-neyrokhirurgii-i-vertebrologii/neyrofiziologicheskiy-monitoring/

Почему необходим нейромониторинг во время операций на щитовидной железе?

Нейромониторинг при операции на позвоночнике

Число операций на щитовидной железе растет из года в год, и в связи с этим увеличивается также число постоперационных осложнений. Одним из крупных осложнений является парез гортани.

Все это побуждает к поиску различных методик, которые позволяют снизить данный риск.

Об этом в ходе семинара на тему «Интраоперационный нейромониторинг во время операций на щитовидной железе» в медицинском центре «Астхик» заявил руководитель службы эндокринной хирургии медцентра Армен Варжапетян.

Лектор семинара, заместитель директора по медицинской части санкт-петербургского многопрофильного центра Минздрава, руководитель Северо-западного центра эндокринологии и эндокринной хирургии Илья Слепцов в своем выступлении отметил, что проблема постоперационного пареза особенно актуальна для людей, постоянно пользующихся голосом – певцов, лекторов, телеведущих и т.д. Он напомнил, что классический пример, который всегда приводится на конференциях эндокринологов, – это пример известной американской певицы, меццо-сопрано, которая повесилась из-за того, что после операции на щитовидной железе у нее пропал голос. При этом она оставалась нормальной, могла говороить, просто не могла больше брать высокие ноты.

«Ее голос часто звучит на таких семинарах», – сказал он.

В беседе с корреспондентом NEWS.am Medicine он пояснил, что щитовидная железа – очень часто оперируемый орган. У 50% женщин после 50-и лет есть узлы, среди всего населения распространенность узлов оценивается в 30%. Часть из них, 10% – либо подозрение на рак, либо рак, и их надо удалять. Поэтому щитовидку оперируют очень часто, и постоперационные осложнения тоже встречаются часто.

Чем же опасна хирургия щитовидной железы?

Как пояснил Илья Слепцов, щитовидка находится на шее в таком месте, через которое проходят почти все «провода», идущие от головы к остальному телу: нервы, сосуды, трахея, пищевод и т.д.

«Прямо вплотную к щитовидной железе проходят два нерва, которые отвечают за ую функцию. Они несут по себе электрический импульс, заставляющий сокращаться ые связки. Если мы нарушаем функцию нерва, ая функция нарушается. Голос может сесть, или человек может вообще перестать говорить.

Для огромного количества профессий это может быть реально серьезной проблемой. Поэтому важно использовеать технологии, которые могут снизить процент нарушений.

Не оперировать щитовидную железу мы не можем, потому что она болеет, но надо стремиться ее оперировать без проблем для пациентов», – сказал он, добавив, что один из таких методов – это нейромониторинг в ходе операции.

Что такое интраоперационный нейромониторинг?

Принцип его заключается в элекростимуляции нервов в ходе операции и снятии показаний на специальном мониторе. 

«Все нервы похожи на электропровода, если пересечем провод, погаснет свет. Нейромонитор дает элкетрический импульс, который пробегает по нерву, мы можем подать его вначале и снять в конце. Если импульс проходит, то уже во время операции мы можем знать, что нерв работает», – сказал он.

При этом специалист пояснил, что в отличие от электропровода для повреждения нерва необязательно его перерезать, он может перестать работать, или плохо работать, если его сдавить, не так повернуть, поэтому очень важно следить за его поведением в ходе операции.

«Если вы увидите во время операции, что ваш свет начинает тухнуть, он еще не погас, но вы уже понимаете: что-то я делаю не так, видимо я где-то что-то повреждаю. Мониторинг дает нам возможность увидеть, что нерв страдает во время операции, хирург может изменить подход к операции, и сделать так, чтобы свет полностью не погас», – сказал он.

Презентуя метод нейромониторинга, Илья Слепцов рассказал армянским врачам, что для врачей его центра сегодня самый страшный зверь – это «лось». Они так и говорят друг другу: «лось приходил, потом ушел, или остался». Имеется в виду, loss of signal – и это почти наверняка парез гортани. А самый страшный – это двусторонний «лось».

«Чем важен лось. Тем что если вы увидели нарушение проводимости, вы можете изменить план операции. Одна из работ показывает, что у 36 человек было нарушение проводимости. Полная потеря сигнала. В 16 случаях хирург не изменил плана операции и удалил также вторую долю щитовидки. И получил в 19% случаев двусторонний парез.

В 20 случаях сменил план и удалил вторую долю через месяц, а через 2 месяца ни в одном случае не было двустороннего пареза», – сказал он, добавив: «Остановка во время операции не является позором. Это как сдача Москвы в 1812 году – она не была глупой. И здесь вы можете остановиться, потом вернуться, так дольше, но надежней».

Вторая лекция Ильи Слепцова была посвящена теме рака щитовидной железы. Как пояснил он в беседе с корреспондентом NEWS.

am Medicine, основная проблема с раком щитовидной железы, это, во-первых, уметь правильно определить, рак это или нет, а, во-вторых, правильно определить стратегию лечения: надо ли удалять  эту опухоль или нет, надо ли удалять щитовидку полностью или частично, нужна ли лучевая терапия и т.д.

По его словам, в России, например, цитологи очень часто не дают хирургам конкретного ответа, есть у пациента рак или нет, и хирург решает не рисковать и делать операцию со всеми вытекающими отсюда осложнениями. Между тем, по словам Ильи Слепцова, решение этого вопроса довольно просто, и помог в упорядочении этого вопроса опыт японских и корейских хирургов.

«Долгие годы западная школа шла в сторону лечить все больше, убрать всю щитовидку, сделать лечение радиоактивным йодом, гормонами.

Японци и корейцы шли своим путем – не удалять все, не делать радиоактивный йод – они его боятся после Хиросимы и Нагасаки. Те данные, которые они накопили за 50 лет этой тактики, показывают, что этого достаточно.

И в 2015 году, наконец, произошло слияние рекомендаций западной и восточной школ», – сказал он, пояснив, что в новых рекомендациях уже четко все разделено.

«Теперь мы знаем, кому нужно много лечения, а кому мало. И как следить за состоянием пациента. Это все четко достаточно определилось. И на самом деле, очень просто понять, кому что надо делать», – резюмировал специалист.

В ходе семинара представитель российской компании RT мed Никита Илюшенков представил интраоперационный нейромонитор ISIS C2 немецкой компании Inomed, который и используется врачами Северо-западного центра.

Один такой монитор российские специалисты привезли с собой, и Армен Варжапетян под руководством Ильи Слепцова провел в МЦ «Астхик» две показательные операции для армянских врачей.

Следите за NEWS.am Medicine на и

Источник: https://med.news.am/rus/news/15621/pochemu-neobkhodim-neiyromonitoring-vo-vremya-operaciiy-na-shchitovidnoiy-zheleze.html

ДиагнозВрача
Добавить комментарий